Пропорции счастья

17 675 подписчиков

Свежие комментарии

  • Залман Рабинович
    Очень трубка-тандем повеселила. Сложно только и не удобно. Цыгане и без неё научили весь мир пускать "цыганский паров...Креатив без грани...
  • Юрий Логинов
    Весьма полезные советы. Спасибо!12 хитростей с лу...
  • алексей савельев
    Крамской "Неизвестная", жертвы ЕГЭ пишут заголовки.Судьба заключенно...

Как французский фотограф спровоцировал всеобщий интерес к советской архитектуре


Как французский фотограф спровоцировал всеобщий интерес к советской архитектуре


Они находятся совсем рядом с нами – свидетели ненаступившего будущего, мощные, устремленные в небеса, полуразрушенные храмы советского футуризма. Скрытые в тени повседневности, опустевшие и забытые, они терпеливо ждут, когда попадут под снос, а на их месте появятся сияющие торговые центры. Проект «СССР» Фредерика Шобэна посвящен советскому наследию, которое стоит помнить – архитектуре «космической эры».



Академия наук в Москве

Академия наук в Москве

 
Узбекистан, Парк солнечного комплекса.

Узбекистан, Парк солнечного комплекса.

 

В 2003 году французский фотограф Фредерик Шобэн, редактор авторитетного издания Citizen K, приехал в Тбилиси. Он планировал взять интервью у Эдуарда Шеварнадзе, но решил посвятить время и изучению города, окунуться в атмосферу Грузии – а потому пошел на блошиный рынок. Среди завалов букинистической литературы он вдруг увидел альбом об архитектуре 70-х годов, изданный на русском языке. Шобэна привлекло название, хотя обложка была пыльной и совершенно безликой. А потом его поразили фотографии в альбоме – он и представить себе не мог, что в СССР, помимо бюджетных «панелек», возводили нечто подобное.
Памятник героям Баш-Апаранского сражения, Армения, и памятник жертвам немецких оккупантов в Каунасе, Литва

Памятник героям Баш-Апаранского сражения, Армения, и памятник жертвам немецких оккупантов в Каунасе, Литва

 
Выставочный комплекс Ленэкспо.

Выставочный комплекс Ленэкспо.

 
Гостиница в Домбае.

Гостиница в Домбае.

 

Попытавшись перевести надписи под фотографиями, Шобэн узнал, что несколько этих фантастических построек находятся прямо здесь, в Тбилиси. Он навел справки и через пару часов уже кадр за кадром снимал здание Министерства автомобильных дорог Грузинской ССР – титаническую сквозную конструкцию, словно фрагмент каркаса или остов чего-то еще более величественного.
Дворец бракосочетания в Тбилиси, Грузия, и Институт информации в Киеве, Украина.

Дворец бракосочетания в Тбилиси, Грузия, и Институт информации в Киеве, Украина.

 
Историко-этнографический музей на горе Сулайман-Тоо, Ош, Киргизия.

Историко-этнографический музей на горе Сулайман-Тоо, Ош, Киргизия.

 
Политехнический институт в Минске, Беларусь.

Политехнический институт в Минске, Беларусь.

 

Так началась фотоодиссея Фредерика Шобэна по странам бывшего СССР, продлившаяся семь лет. Книга, изданная в результате этого странного путешествия, была сразу переведена на несколько языков и разошлась по всему миру десятками тысяч экземпляров. В нее вошло около сотни фотографий построек последних лет существования Советского Союза. А называется она тоже «СССР» - Cosmic Communist Consructions Photographed.
Дворец бракосочетания в Бишкеке, Кыргызстан.

Дворец бракосочетания в Бишкеке, Кыргызстан.

 
Дворец бракосочетания в Вильнюсе, Литва.

Дворец бракосочетания в Вильнюсе, Литва.

 

Шобэну было не привыкать к путешествиям – с детских лет он жил между несколькими странами, наблюдая контакты и взаимопроникновение разных культур. Он появился на свет в Камбодже, часть жизни прожил в Париже, а его родители – француз и испанка – научили его внимательно относиться к чужому историческому наследию. В интервью он говорил, что бывшие советские республики – самые экзотичные страны, где ему довелось побывать.
Дворец искусств (Дворец Кино) в Ташкенте.

Дворец искусств (Дворец Кино) в Ташкенте.

 
Летний театр в парке, Днепропетровск, Украина.

Летний театр в парке, Днепропетровск, Украина.

 

Модернистская архитектура в СССР появилась, конечно, гораздо раньше – еще в 20-е годы, в проектах Гинзбурга и Мельникова, но довольно быстро сменилась помпезным «сталинским ампиром», и только после развенчания культа личности Сталина архитекторы получили возможность реализовать свои идеи. Но в основном на бумаге – целые проектные бюро работали над тем, чтобы делать все более и более недорогое и компактное жилье, однотипные «хрущевки».
Административное здание, Рапла, Эстония.

Административное здание, Рапла, Эстония.

 
Новгородский театр драмы им. Достоевского, Россия.

Новгородский театр драмы им. Достоевского, Россия.

 

На излете великой эпохи в столицах республик давление на архитекторов было несколько меньше – и в то же время чиновники хотели показать, что республики живут не хуже столицы, что им есть, чем похвастаться перед партийным руководством из Москвы. Успехи в покорении космоса тоже вносили свою лепту – и появлялись гостиницы, дома культуры и спортивные комплексы с названиями вроде «Космос» или «Спутник» и футуристическими очертаниями. У футуристической архитектуры позднего СССР нет ни единого стиля, ни, что называется, школы – это очень индивидуализированные проекты, в каждом из которых по-своему трактованы то космические мотивы, то отсылки к средневековой храмовой архитектуре, то темы национальной идентичности.
Отделение санатория Курпаты (Крым).

Отделение санатория Курпаты (Крым).

 
Областной драматический театр в Гродно, Белоруссия.

Областной драматический театр в Гродно, Белоруссия.

 

Именно постройки тех лет исследовал Фредерик Шобэн в своем грандиозном фотопроекте. Несмотря на аварийное состояние большинства из них, связанное как с попытками удешевить строительство изначально, так и с заброшенностью, запустением постсоветского периода, они все еще производят потрясающее впечатление. Шобэн стремился подчеркнуть их мощь, их экспрессию, отдавая должное полету фантазии их создателей. Он хотел разрушить представление о жизни постсоветского пространства как серой, лишенной творческого импульса, и показать его культурный потенциал.
Здание Белэкспо, Минск, Беларусь.

Здание Белэкспо, Минск, Беларусь.

 
Дом культуры имени Русакова в Москве.

Дом культуры имени Русакова в Москве.

 
Ресторан Поплавок в Днепропетровске.

Ресторан Поплавок в Днепропетровске.

 

Шобэн проводил своего рода эксперименты, показывая жителям городов, где снимал, фотографии старых футуристических зданий, находящихся буквально за соседним поворотом. Люди словно не видели их – или предпочитали не замечать, как неприятное воспоминание о годах тоталитаризма и застоя. Интерес Шобэна к этим полуразрушенным постройкам казался им странным. А вот архитекторы-футуристы, которых Шобэн сумел разыскать, были растроганы его вниманием.
Сам же фотограф повторял, что словно нашел древний затерянный город…
Морской вокзал в Санкт-Петербурге.

Морской вокзал в Санкт-Петербурге.

 

Работа над фотопроектом – своего рода исследованием эстетики советской футуристической архитектуры – стала для Шобэна по-своему мистической. Он находил величественные здания, которые другие считали давно разрушенными или вообще не подозревали об их существовании. Но нередко он узнавал, что опоздал, и здание буквально недавно сравняли с землей…
Детский комплекс в Гаграх.

Детский комплекс в Гаграх.

 
Дача Андропова в Пярну, Эстония, и Отель в Домбае на Кавказе.

Дача Андропова в Пярну, Эстония, и Отель в Домбае на Кавказе.

 

Считается, что проект Шобэна в определенной степени повлиял на интерес молодого поколения творческих личностей к культуре страны, в которой они никогда не жили, но с наследием которой сталкиваются ежедневно. На фоне снятых Шобэном зданий снимают клипы модные исполнители, одетые в комплекты от еще одного «певца ушедшей эпохи» - Гоши Рубчинского.
Дача Президиума Верховного Совета СССР на озере Севан, Армения.

Дача Президиума Верховного Совета СССР на озере Севан, Армения.

 
Институт робототехники и технической кибернетики Санкт-Петербург, Россия, и здание крематория в Киеве, Украина.

Институт робототехники и технической кибернетики Санкт-Петербург, Россия, и здание крематория в Киеве, Украина.

 

После выхода альбома «СССР» было организовано несколько выставок советской модернистской архитектуры, о ней стали писать российские и зарубежные авторитетные издания, начали появляться различные исследовательские и творческие проекты – документальные фильмы, арт-пространства, путеводители... Именно благодаря проекту Шобэна появился шанс спасти советское архитектурное наследие. То самое здание Министерства автомобильных дорог в Тбилиси в 2007 году было признано национальным памятником архитектуры в соответствии с законами об охране памятников архитектуры (хотя его реставрация отложена на неопределенный срок). В Эстонии и Литве ведется работа по включению футуристических зданий советского периода в список памятников архитектуры.

Текст: Софья Егорова.

источник

Если вам понравился пост, пожалуйста, поделитесь им со своими друзьями:





Как французский фотограф спровоцировал всеобщий интерес к советской архитектуре

И не забудьте:
Как французский фотограф спровоцировал всеобщий интерес к советской архитектуреПодписаться на мой Instagram
Ссылка на первоисточник
7 нетуристических фото настоящего Сингапура

Картина дня

наверх